mayak-delta.ru
пн, 03 окт.
13:01
Камызяк
+20 °С, ясно

В Травинском историко-краеведческом музее прошёл вечер памяти

23 июня , 12:04ОбществоФото: https://mayak-delta.ru/

На протяжении десяти лет в эти памятные июньские дни в селе Травино Камызякского района встречаются члены клуба пожилых людей «Вдохновение», чтобы окунуться в воспоминания о военном лихолетье. В этот раз вечер памяти прошёл в сельском музее, где собрались свидетели той эпохи - дети войны

Фото: https://mayak-delta.ru/

Пенсионеры собирались в одном из залов музея, их встречали добрые, волнующие мелодии прошлых лет. Это руководитель музея Татьяна Старкова вывела на экран уникальную, недавно оцифрованную съемку 25-летней давности - празднование в селе Дня Победы. Для многих травинцев это стало приятным сюрпризом. Здесь ветераны все ещё живые, с медалями на груди, их ещё так много.

«В тот год, - комментирует запись Татьяна Анатольевна, - я была главой сельской администрации. Ветеранов войны было более ста человек, а участников трудового фронта - за триста».

Фото: https://mayak-delta.ru/

Мелькают кадры. «Это мой папа!» - гордо говорит кто-то, увидев мелькнувший в кадре родной образ.  И вот все в сборе, начался разговор. Очень символично звучали воспоминания травинцев в музейной обстановке, среди экспонатов старины. Участники встречи рассказали, как жили в тылу в голодные годы, о военной молодости своих родных, которые участвовали в боях и трудились в тылу. Додоновы, Лаптевы, Жахьяевы, Папушины, Ивановы, Чилимские, Ромашовы, Еранцевы, Головёнковы…

Фото: https://mayak-delta.ru/

Много лет Татьяна Анатольевна скрупулезно записывала воспоминания односельчан о военных годах, рассказы отцов и дедов о службе. На основе собранного материала была подготовлена замечательная презентация. Война тесно переплела судьбы людей. Фотографию Матвея Митрофановича Воронина лишь недавно прислали в музей его родственники из другого города. Именно он, будучи председателем сельсовета, июньским днем собрал на колхозной площади травинцев и сообщил односельчанам страшную новость о нападении Германии на Советский Союз. И он же в первые дни войны проводил на фронт своего сына Виктора, который той же осенью погиб.

Фото: https://mayak-delta.ru/

Есть в архиве музея воспоминания Николая Михайловича Лаптева, где он рассказывает, что в августе 1942 года закончилась бронь на его отца Михаила Андрияновича Лаптева и Матвея Митрофановича Воронина, и  мужчин забрали на фронт, под Сталинград. После трех месяцев упорных боев оба были ранены. Пути-дорожки земляков, которые жили на одной улице, Куйбышева, через дом друг от друга, пересеклись в эшелоне, по пути в кисловодский госпиталь. Михаил Лаптев в госпитале от тяжелой гангрены умер. Комиссованный Матвей Воронин вернулся в село с медалью своего товарища «За отвагу» и письмом умирающего друга семье.

Фото: https://mayak-delta.ru/

В дом Папушиных похоронка приходила дважды. Повестка о мобилизации Дмитрию Васильевичу, отцу Алевтины Синенковой, пришла через несколько дней после её рождения. Провожали его в армию на пристани, откуда травинцев отправили дальше по реке. На берегу стояли стон и крики… Уже вскоре семье пришло извещение, что Дмитрий Васильевич пропал без вести, но судьба оказалась благосклонна к нему, он вышел из окружения, и извещение оказалось преждевременным. Позже с фронта пришло письмо: «Жив, здоров, воюю!» В конце войны семью вновь посетила печальная весть, и вновь - «пропал без вести». Первого января 1946 года мать Алевтины Синенковой вернулась с лова рыбы, с тони, мокрая и замерзшая. Она еще не успела обогреться, как кто-то постучал в окно. Это оказался вернувшийся с войны супруг. Алевтине было всего четыре с половиной года, но она хорошо помнит, как всё это происходило. Отец снял шинель, на груди у него были три медали - «За боевые заслуги», «За отвагу», «За победу над Германией». Он вытащил кусочек хлеба и протянул детям. И спустя 76 лет Алевтина Дмитриевна помнит вкус этого солдатского хлеба. Уже позже он рассказал, что служил снайпером, прошел всю Европу, был ранен в шею. Рассказывал, как в начале 1942 года советские части вынуждены были отступать, и некоторые от страху бежали кто куда, бросая на полях раненых товарищей. Отступая, Дмитрий Васильевич увидел лежащего поодаль тяжелораненого солдата, им оказался односельчанин, практически его ровесник, Василий Горохов. Дмитрий долго тащил его на себе к своим и всё-таки спас земляку жизнь.

Фото: https://mayak-delta.ru/

Весной 1943 года после сильного ранения с фронта вернулся в родное Травино комиссованный Егор Тимофеевич Головенков, отец Алевтины Машпаниной, который с первого до последнего дня воевал в окружении на Южном фронте, в Севастополе. Солдаты возвращались в село на пароходе, который уже от Карасана начинал издавать гудки. И всё село знало: кто-то возвращается с фронта. Но сошедшего с парохода Егора Головенкова трудно было узнать, его лицо было изуродовано после взрыва снаряда. Вместе с ним в Крыму воевал земляк, Степан Белов, который погиб у него на руках, но для семьи считался пропавшим без вести. Вернувшись, Егор Головенков пришел в дом Беловых и сказал супруге сослуживца Прасковье: «Паня, не жди своего мужа, я своими руками закрыл Степану глаза».

Удивительную историю о своей маме Т.А. Ромашовой рассказала Надежда Васильевна Моловкина: «Когда началась война, ей было всего 12 лет, но пришлось работать наравне со взрослыми женщинами. Они вязали теплые вещи для солдат: носки, варежки с двумя пальцами и отсылали на фронт. Одну такую посылку мама собирала самостоятельно. Она написала на фронт письмо, в котором рассказала о своей жизни, откуда она родом. Через полгода с фронта пришел солдатский треугольник. Письмо было от отца, Андрея Семеновича Буйлова. Он писал, что жив и здоров,  рассказал, что однажды его вызвал комбат и вручил посылку из Астрахани - от девочки Тамары Буйловой. Отец был безмерно счастлив такому совпадению. Варежки, связанные дочерью, он раздал своим сослуживцам».

Фото: https://mayak-delta.ru/

«Мой отец, Анатолий Гаврилов, принял присягу в 1943 году, - рассказывает заведующая музеем Татьяна Старкова, - он был настолько маленький и щупленький, что для того, чтобы натянуть по форме гимнастерку, подкладывал под воротник спичечный коробок. Служил семь лет, был и артиллеристом, и танкистом. Многие вещи, что он привез домой после войны, сохранились и были переданы в музей – бинокль, солдатский котелок, фляжка».

Неоценим труд женщин, которые таскали тяжелые мешки с солью, носилки, груженные рыбой, рыбачили на ставных неводах - в холод, дождь и ветер. Уникальное фото хранится в семье Старковых, снятое сразу после войны. На нем – спасенные после шторма  женщины-рыбачки, среди них Анна Васильевна Старкова. Стоял ноябрь, они находились в море. Разыгралась непогода, вода поднялась до семи метров, многие барки перевернуло или унесло в море, в Дагестан. Затопило остров Чистый, почти полностью погиб плавзавод №5. С их рыбницы оторвало реюшки и болдари (большие лодки). Женщины уцелели, так как якорями старались зацепиться за дно. Но их несло в открытое море. Кругом вода и небо. А дома их родные оплакивали как умерших. Когда вода спала, их барка оказалась на суше. Потом пришли пароходы из Астрахани и спасли рыбаков.  

Фото: Травинский музей

О жизни в селе во время войны часто вспоминала и мама Юлии Пиминовой Мария Алексеевна Быкова. Когда началась война,  всё население было мобилизовано на помощь фронту. Рыли окопы в районе Трусово. Марию тоже мобилизовали, но так как на ее руках была только что родившаяся Юля, она продолжала работать на почте, а на рытье окопов её заменила мать. Так в войну поступали многие семьи. Позже Мария Алексеевна рассказывала дочерям, как трудно им жилось в те годы, как бомбили немцы нефтяные цистерны на Волго-Каспийском судоремзаводе и в Николо-Комаровке. Кружили вражеские самолеты и над Травино, сбрасывали листовки. Продукты выдавали по талонам, хлеб по граммам на человека. От голода и болезней у неё умерло двое детей.

Фото: Травинский музей

Еще редкий кадр - в 1939 году ушли в армию три товарища: Василий Орлов, Илья Зюлькин и Василий Еранцев. В июле 1941 года они должны были демобилизоваться, но началась война, и их разбросало по фронтам. На Василия Орлова похоронка придёт уже в августе. В Книге памяти погибших земляков числится и Еранцев. Живой вернулся только Илья.

…Было ещё много и много слайдов в презентации, вспомнили многих земляков. Память о дедах, отцах, матерях, братьях травинцы почтили стоя минутой молчания. А потом спели под аккомпанемент известного в селе музыканта Виктора Чегодаева песни своей молодости. Татьяна Старкова прочла трогательное, проникновенное стихотворение Константина Симонова «Убей его» («Если дорог тебе твой дом…»). А как закончился официальный сценарий, за чашкой горячего чая пенсионеры бурно обсудили встречу, слушая тёплые, задушевные песни артистов, и договорились встретиться вновь - на очередную годовщину трагической даты.

Фото: https://mayak-delta.ru/