mayak-delta.ru
пт, 09 дек.
06:07
Камызяк
-12 °С, ясно

Камызякские пограничники рассказали о службе на заставе

28 мая , 08:25Наши героиФото: mayak-delta.ru

28 мая праздник отмечают те, кто служил и кто сегодня отдает свой воинский долг на границе нашей Родины. Накануне наш корреспондент пообщался с камызякцами, служившими в пограничных войсках

Фото: Из семейного архива

Осенью 1985 года из Камызякского района в пограничные войска было призвано рекордное количество камызякских парней. В один пограничный округ - Краснознаменный Закавказский, который располагался на территории тогдашней Азербайджанской ССР, попали пять сверстников, друзей по жизни ещё на гражданке: Наиль Ялышев, Владимир Кашин, Игорь Булычев, Станислав Студников и Пётр Дубовской. Два года они прослужили по соседству друг с другом, находясь на связи. 

Призвали их в один день – в ноябре, а домой дембеля возвращались по-разному – Наиль, Владимир и Игорь вернулись в Камызяк в декабре 1987-го, а Пётр и Станислав - в феврале 1988-го.Почему так много камызякцев угодили в элитные войска КГБ ССССР, бывшие пограничники объяснить мне не смогли, но факт остаётся фактом: в облвоенкомат повезли их целым автобусом. Из одного только СПТУ-24, где учились четверо из их пятёрки (кроме Наиля, его призвали сразу после окончания «четвёрки»), на границу отправили человек двадцать. 

«Мы знали заранее, куда идём служить, - вспоминают мои гости, крепкие, моложавые, подтянутые мужики. – Ещё весной прошли в военкомате комиссию, приезжий капитан–пограничник отобрал нас, мы прошли проверку, а потом нам сказали – пойдёте на границу! И мы были довольны, войска престижные, не стройбат какой-нибудь». 

И тут же кто-то из весёлой «пятёрки» выдал армейскую прибаутку: два солдата из стройбата заменяют экскаватор, а один пограннаряд заменяет весь стройбат! Службу свою они вспоминали с юмором, как будто это была увеселительная прогулка. 

«Да, трудно было, но к службе мы особо не готовились, были обычными подростками. Спортом тоже не особо увлекались, правда, Наиль занимался самбо, даже был призёром областных соревнований – в наилегчайшем весе!»

(Снова смех – и мне тут же показывают чёрно-белое фото, где сегодняшнего Наиля, солидного мужчину, узнать практически нельзя, ведь на снимке худющий парнишка…)

«В учебке гоняли, конечно, никакой дедовщины не надо», - говорит Пётр Дубовской.
«Да и не было её, этой дедовщины! - перебивают его земляки. – Какая ещё дедовщина, если у тебя в руках заряженный автомат!».
Фото: Из семейного архива

Служили камызякцы хорошо, добросовестно, все награждены знаком «Отличник погранвойск» второй степени. Наиль и Игорь вернулись домой рядовыми, Владимир получил звание ефрейтора, а Станислав и Пётр по полгода проучились в учебке и стали сержантами. Забегая вперёд, скажу – военную стезю в дальнейшем избрали двое из них – Наиль несколько лет проработал в милиции, а Станислав носит военную форму до сих пор – служил в роте охраны «семёрки», был начальником отдела, имеет звание старшего лейтенанта. Уйдя на пенсию по выслуге лет, трудился в ЧОПах, а сейчас – в МЧС. Владимир, Игорь и Пётр всю жизнь «крутят баранку». Но воинские специальности (и должности) у них были разными, как и места службы.

Игорь и Наиль шоферили; Станислав служил на заставе связистом; Владимира занесло в горы, где передвигаться можно было только пешком или на гужевом транспорте, поэтому его определили в ездовые; Пётр – стрелок. Ему довелось во время службы побывать не только в Азербайджане, но и в соседних Армении и Грузии. Южные республики камызякцам понравились – субтропический климат, море, пальмы… Не всем он подходил – от высокой влажности и жары страдали украинцы с Донбасса. Много там было овощей и фруктов, всюду – крепкие, процветающие колхозы и совхозы, дружелюбное (на тот момент) население… Поразило то, что  отсутствуют воровство и пьянство. Солдат всегда привечали, угощали, местные жители помогали охранять границу – они числились добровольными дружинниками, сообщали о фактах нарушения границы, а также выступали проводниками.

Служба была, признались мои собеседники, напряжённой, особенно на заставах, где жизнь шла по чёткому и жёсткому графику: регулярно несли боевое дежурство по охране государственной границы СССР, во время которого часовые постоянно патрулировали свой участок, наблюдая за тем, чтобы никто не смог пересечь её ни с нашей стороны, ни с иранской.

«С советской стороны граница была очень сильно укреплена – колючая проволока, где возможно, контрольно-следовая полоса, системы слежения (датчики движения) и так далее. У иранцев – только патрули».

Инциденты бывали, но довольно редко, время было спокойное, да и мощь Советского Союза была весьма внушительной, желающих посягнуть на суверенитет большой страны было мало. Попытки перехода границы происходили в основном с иранской стороны. Граница между Азербайджаном и Ираном проходит по Талышскому хребту, по обе стороны от которого живут талыши – этнические персы, говорящие на языке фарси. И когда началась ирано-иракская война, талыши целыми семьями уходили на советскую сторону, часть перебежчиков после проверки депортировали назад, тех, кто просил политического убежища, селили в талышские сёла, которые стихийно возникали вдоль границы.

«Мы часто видели вспышки и слышали разрывы, - вспоминают пограничники, - когда иракская авиация бомбила иранские города Тебриз, Ардебиль и другие».

С советской стороны редко кто переходил границу.

«Один сумасшедший талыш как-то ушёл в Иран, там его поймали, он отсидел полгода в тюрьме, а когда выпустили, он вернулся сюда – по каким-то тайным тропам. Было разбирательство, серьёзно наказали тех пограничников, в чьё дежурство происходили переходы».
Фото: Из семейного архива

Сурово карали за общение с иностранцами. Так, посадили на губу нашего часового, который, стоя на железнодорожном мосту, обменялся сувениром с воином Корпуса стражей исламской революции – тот кинул ему иранскую монетку, наш в ответ – 20 копеек. Парня уволили из погранвойск, и дальнейшая его судьба неизвестна, могли и посадить, считают мои собеседники.

«Строго всё было, особисты постоянно следили за порядком в частях, запрещали фотографировать, наказывали болтунов, хотя их там мало было – отсеивали при проверках, которые мы проходили, прежде, чем попасть на заставу».

Помимо тщательного отсева по морально-политическим и другим параметрам (есть ли родственники за границей, судимые и т.д.), будущие «часовые границы» проходили суровую физическую и боевую подготовку.

«Пограничник должен стрелять как ковбой, а бегать, как его лошадь! - вспоминают они главную свою заповедь. - И мы целыми днями стреляли и бегали, бегали и стреляли…»

Помимо штатных АК-47, осваивали снайперскую винтовку Дегтярёва (СВД), технику метания ножей. Также на заставах были ручные противотанковые (РПГ) и автоматические станковые гранатомёты (АГС). Строго следили командиры за соблюдением воинского устава, ведь он написан кровью погибших солдат. Так, во время патрулирования границы строго требовалось соблюдать дистанцию в три метра – чтобы не положили всех одной автоматной очередью…

«Мы служили на совесть, там по-другому нельзя, и граница действительно была на замке. Нас так воспитали, и мы не могли подвести родителей (а они, кстати говоря, приезжали к нам на присягу), наших командиров, сослуживцев. Условия службы? Хорошие! Кормили неплохо, готовили на заставах наши же солдаты, повара, их полгода учили этому. Всей заставой отмечали праздники – Новый год, Седьмое ноября, Первомай, День пограничника и другие. За один стол с нами садились офицеры, их жёны и дети. Жёны командиров угощали солдат вкусненьким – выпечкой, вареньем… И мы были как одна семья – маленькая и дружная».
Фото: Из семейного архива

Поддерживали связь с земляками, служившими неподалёку – камызякцы и астраханцы переговаривались по рации, передавали приветы в письмах, по «тряпочному телефону», изредка виделись в живую. А Наиль одно время служил на заставе под командованием Станислава. Первый год службы был, признаются бывшие воины, тяжёлым, а на втором году, когда они стали «дедами», были определённые послабления.

«Уже и в столовую не ходили, покупали продукты в «чипке», а то картошки нажарим себе и едим…» 

Ближе к заветному дембелю начали оформлять фотоальбомы, ушивать и украшать парадную форму, в которой предстояло ехать домой.

«Парадку я прятал у одного местного дома, - вспоминает Пётр. – Переоделся, когда покинул часть».

Предлагали остаться на сверхсрочку? Да. Но никто не остался. Но все писали рапорты с просьбой отправить в Афганистан. Никого не взяли – Бог миловал.

«Мы были молодые, глупые, - признался Станислав. – Мечтали исполнить интернациональный долг… И не понимали, что там идёт война, где калечат и убивают».
Фото: Из семейного архива

Вот такими они были – настоящими защитниками своей Родины, истинными патриотами… И продолжают в душе оставаться пограничниками. Каждый год 28 мая они собираются, чтобы отметить свой праздник. Ездят в Астрахань, надевают фуражки, вывешивают на домах и в окнах машин флаги…

«Мы, в отличие от десантников,  не буяним, не дебоширим, не купаемся в фонтанах, - объясняют ребята. – Был один раз, когда наши пацаны на Больших Исадах вступились за своего, которого избили торговцы, даже статья потом в газетах была об этом инциденте. Праздник наш мы теперь отмечаем спокойно – годы не те уже, мы все дедушками стали!».