mayak-delta.ru
пн, 26 фев.
15:14
Камызяк
+3 °С, ясно

Камызякский участник СВО поделился впечатлениями о службе

3 февраля , 12:34Наши героиФото: семейный архив

Житель села Семибугры Александр Чернов попал на фронт в первую волну мобилизации. В зоне СВО он пробыл три месяца, а затем вернулся домой – по семейным обстоятельствам

Фото: семейный архив

Александру - 32 года. В Семибуграх живет уже лет десять, сам – енотаевский, рос и учился в селе Ивановка. После школы была учеба в профтехучилище на маляра-штукатура, потом армия. Служил во внутренних войсках, в части оперативного назначения. Перед этим в учебке, в Ростовской области, получил звание младшего сержанта. Послужной список у бойца был отличным, нареканий или замечаний от командования не было. После армии Саша женился и взял на себя заботу о детях супруги от первого брака, стал им отцом, другом и защитником, а потом Светлана родила ему еще трёх замечательных дочек. Сегодня старшие дочери сделали его дедом, подарив внуков. Александр брался за любую работу, чтобы содержать семью: работал на стройках, на хлебозаводе довелось потрудиться, на шиномонтажке, на производстве керамзитобетонных блоков. До начала объявления специальной военной операции работал водителем на маршрутном такси.

«Парень - молодец, трудяга, сложностей не боится ни в быту, ни в жизни, я ни разу не видел, чтобы он сидел дома без дела, всегда чем-то занят. Не струсил, когда получил повестку, наоборот, уходил на позитиве, даже старался и других приободрить», - так характеризует односельчанина глава местной администрации Артур Гильдеев.
Фото: семейный архив

С объявлением частичной мобилизации в село стали приходить повестки. Он сам пришел в сельсовет спросить, есть ли он в списках. Морально был готов к тому, что призовут и его. Был уверен, служба в прошлом в оперативной бригаде элитных войск, полученные там навыки сегодня Родине пригодятся. 

«Наверное, можно было найти причины не пойти, - говорит Александр, - но я жене сразу сказал: меня мать родила мужиком, бегать и прятаться не стану. Надо значит надо. Это моя жесткая позиция: долг каждого мужчины - прийти на зов Родины. Это не красивые слова, а реальность, чтобы эти нацисты не пришли на нашу землю, чтобы моя семья, моя мама, жена и дети спали спокойно». 
Фото: семейный архив

Перед отъездом он попрощался с женой, детьми, не удалось проститься только с мамой, она не смогла приехать из соседнего района, ей долго не говорили, что сына призвали в армию. 

«С женой мы на тот момент откладывали средства на ремонт в доме, - признался боец, - но пришлось их потратить на всё необходимое для отправки – военную форму, медикаменты, рюкзак и многое другое. Когда мне сообщили, что я должен явиться за повесткой, я уже был готов. Вечером 25 сентября получил повестку, а на следующий день уже прибыл в районный военкомат».  

Саша попал в первую партию мобилизованных, готовившихся к отправке. Курсы боевой подготовки и переподготовку проходил он в селе Борзой Чеченской Республики. Сформировалось новое подразделение – астраханский полк. Там оказалось много знакомых ребят. С кем-то вместе работали на гражданке, во взводе были земляки. Среди них - Артур Комзабаев, который геройски погиб в прошлом году.  Из Чечни новое пополнение российских военнослужащих отправилось в зону проведения специальной военной операции – сначала в Донецк, а позже экстренно перебросили в Запорожье. О своем нахождении за ленточкой Саша говорит так:

«Там доверяешь только своему зрению и слуху, - говорит Саша, - потому что не понимаешь, откуда попадет. Если сравнивать с прошлыми войнами – Великая Отечественная, Чечня, Осетия, Грузия, то сегодня идет другая война, воюет и стреляет другое оружие, ближнего боя практически нет. Прямые контакты с врагом только у зачищающих групп, у штурмовиков. Сейчас воюют ракеты, танки и дроны, идет битва железа».    
Фото: семейный архив

Ещё одно отличие от прежних войн – обязательное наличие у каждого бойца своего позывного. У Александра оно «Старый». В условиях информационной войны, когда персональные данные любого человека можно найти в интернете, а затем использовать полученную информацию ему во вред, для шпионажа, провокаций, шантажа, военнослужащим приходится соблюдать дополнительные меры по обеспечению секретности.  Добавлялись еще и переживания за свою семью. В селе родственников нет. Его девчонки остались без мужских рук. Частный дом – здесь всегда может то одно сломаться, то другое понадобиться. Приходилось друзей просить, чтобы не бросали, присматривали.  Если в Чечне, пока переучивались, чаще с родными созванивались, то в Донецке это стало проблемой. Сим-карты практически не работали, да и звонить по ним было нельзя. Пользовались местной телефонной мобильной связью, домой звонили с некоторой периодичностью.

Фото: семейный архив

Супруги мобилизованных создали в сетях женскую группу «Жены генералов», где поддерживают друг друга, общаются, передают важную информацию. Сегодня обеспечение обмундированием и экипировкой военнослужащих в зоне специальной военной операции налажено. Александр вспоминает, что тогда, в самом начале СВО они были вынуждены сами себя всем обеспечивать, кроме оружия. Сами покупали себе питание в местных магазинах, и порой втридорога. Отношение местного населения к бойцам СВО было разное, но чаще всего хорошее. Жители Донецка более сердобольные, подкармливали солдат, подбадривали. Даже в условиях постоянных бомбежек, перебоев с водоснабжением, они остались людьми. В Запорожье было по-другому, там много преданных Украине, которые на них смотрели с негативом. Жили бойцы в полевых условиях – строили  блиндажи, копали окопы и сооружали укрепы.  

«Ребята в нашем взводе огневой поддержки, - говорит солдат, - отличные, крепкие, надежные. Мы были на сто процентов уверены друг в друге. Знали, случись что, вынесут, вытащат с поля боя».
Фото: семейный архив

За относительно небольшой период времени, считает Александр, их дружный взвод сплотился, они съели вместе не один пуд соли, научились выживать. Кто-то уже прошел контрактную службу, имел военный опыт в чеченской кампании, были и те, кого призвали практически сразу после армии. Самому молодому из сослуживцев было на тот момент всего 22 года.

«Возраст не имеет значения, - считает Саша. – Те, кто что-то знает, умеет, делятся опытом с другими. Были среди нас те, кто за свою срочную службу всего и стреляли-то пару-тройку раз. Мы работали с крупнокалиберными пулеметами «Корд», я с таким оружием никогда не сталкивался. И ничего, освоились. Сегодня они все уже опытные вояки».

Саша и сейчас на связи со своими парнями, периодически созванивается, списывается, переживает за ребят. Минус два бойца на сегодняшний день из прежнего состава, с ним - три....Воевал он три месяца. Все это время дома Светлана Чернова добивалась демобилизации супруга, обращалась во все инстанции, получала отказы. С поправкой, внесенной в законодательство, отцы троих несовершеннолетних детей должны были быть демобилизованы. И супруга Александра воспользовалась этим. В декабре 2022 года мужчина вернулся в семью.